Форум » Казаки » Кавказская Туземная конная дивизия. » Ответить

Кавказская Туземная конная дивизия.

туземецъ: Черкеска и бурка генерала Половцова -"коренного туземца" Половцов Петр Александрович (30.5.1874, Царское Село - 9.2.1964, Монте-Карло, Монако), рус. генерал-лейтенант (9.9.1917). Образование получил в Историко-филологическом институте; выдержал офицерский экзамен при Николаевском кав. училище (1899), затем окончил Николаевскую академию Генштаба (1904). Выпущен в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. В начале войны был назначен командиром Татарского конного полка. За бой 15.2.1915 у деревни Брунь награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (27.10.1915). С 25.2.1916 начальник штаба Кавказской туземной конной дивизии («Дикой дивизии»), которой командовал великий князь Михаил Александрович. 15.7.1916 у деревни Езеран лихой атакой опрокинул противника, за что был награжден Георгиевским оружием (30.8.1917). 2.9.1917 назначен командующим Кавказским туземным конным корпусом, который был передислоцирован на Северный Кавказ. С 20.10.1917 военный губернатор Терской области и командующий войсками области. С нояб. 1917 поянв. 1918 главнокомандующий войсками Терско-Дагестанского края Эмигрировал во Францию. Автор воспоминаний «Дни затмения»

Ответов - 148, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

oren.kazak: В положении про Дагестанский Конный полк 1907 года -старшим урядникам и вахмистрам ,прослужившим не менее 12 лет в полку ,начальником дивизии разрешается ношение юнкерских погон и офицерского темляка.Заслуженные вахмистры за 25 летнюю службу могут при увольнении в отставку представляться к чину Прапорщик милиции,без пенсии по чину....

6П.Б:

cossak33: интересно цвет башлыка у товарища какой?


dzick: Подлинные свидетельства прошлого, дошедшие до нас из глубины веков и тысячелетий, дают нам твердые основания утверждать, что мирный созидательный труд наших предков всегда сопровождался необходимостью его надежной защиты. Такое сочетание предопределялось самим географическим расположением, в частности, Ингушетии, и в целом Кавказа, стратегическое значение которого состоит прежде всего в том, что он является проходом, соединяющим Европу и Азию с ближним Востоком, выходом на мировые просторы. Поэтому столь же древней и богатой является военно-политическая история народов Кавказа, и ингушского народа в их числе. Меня давно интересовали сведения о Кавказской туземной конной дивизии (КТКД), чуть ли не с первых дней своего существования в дополнение к официальному названию получившей неофициальное название "Дикой дивизии". Однако, если вначале в это название вкладывалось впечатление о своеобразном отношении ее рядового личного состава к военно-уставным требованиям, то с первых боевых отличий дивизии ее неофициальное название наполнилось подлинным уважением соратников по оружию в русской армии и столь же подлинным страхом и даже ужасом, наводимым ею на противника. Формирование КТКД было продолжением практики создания иррегулярных воинских формирований из горцев Северного Кавказа. Первой подобной частью являлся Кавказский конно-горский полк, созданный в середине 30-х годов 19 века по инициативе генерал-фельдмаршала И. Паскевича. Полк дислоцировался в Варшаве, в 1849 г. принял участие в Венгерском походе русских войск. Расформирован в 1856 г. В его составе служило в общей сложности до 40 ингушей, для которых, как и для других горцев, он являлся заметной кузницей первых офицерских кадров. Отдельные горские формирования (в виде конных сотен) создавались для участия в Крымской войне 1853-1856 гг. В русско-турецкую войну 1877-1878 гг. в составе Терско - Горского конно-иррегулярного полка Ингушский дивизион заслужил под командованием подполковника Банухо Базоркина и ротмистра Николая Альдиева высшую награду русской армии - Георгиевский штандарт. В русско-японской войне 1904-1905 гг. в составе Терско-Кубанского конного полка высокую боевую репутацию обрела Ингушская конная сотня под командованием войскового старшины Эльберта Нальгиева.

dzick: Летом 1914 г., в связи с обозначившейся войной стран Антанты против германо-австрийского военного блока, на Северном Кавказе приступили к формированию туземной конной дивизии в составе 6 полков, каждый из которых был 4-сотенного состава. Полки получили свои названия по признаку этнической принадлежности личного состава: Кабардинский и 2-й Дагестанский (1 бригада), Татарский (Азербайджанский) и Чеченский (2 бригады) , Ингушский и Черкесский (3 бригады). Принцип формирования личного состава рядовых (нижних чинов), как и во всех предыдущих случаях, был основан на добровольном призыве. Всадники за общественный счет обеспечивались лошадьми, обмундированием, амуницией и традиционным горским оружием - шашками и кинжалами. Винтовки выдавались казенные. Всадникам выплачивалось жалование в размере 20 руб., вахмистрам - по 40 руб., ст. урядникам - по 35 руб., урядникам - по 30 руб. Штаты дивизии и унифицированный штат полка были утверждены императором 16 августа 1914 г. Офицерский состав полка насчитывал 22 человека. Строевых нижних чинов было 480 всадников, а вместе с нестроевыми (обозными, писарями, денщиками и т.д.) - 643 человека. Формирование дивизии преследовало следующие отчетливо выраженные цели: Политическая цель - необходимо было показать миру, что непокорные в прошлом горцы стали ревностными защитниками России. Именно для подчеркнутого обозначения этой идеи командовать дивизией был назначен великий князь генерал-майор Михаил Романов. Этим же объясняется присутствие большого количества представителей высшей российской и кавказской знати в офицерском составе дивизии. Военная цель - организаторы подчеркивали пользу использования в военных целях прекрасных боевых качеств горцев, прирожденных воинов и наездников. Полицейско-административная задача - начальник Терской области генерал-лейтенант Флейшнер настойчиво напоминал о необходимости удаления на Западный фронт "наиболее беспокойной части местного населения" с учетом того, что намечается участие Турции в войне против России. Однако на практике эта задача была реализована далеко не в той форме и степени, в какой это планировалось начальством. Создание Ингушского конного полка завершилось к октябрю 1914 г. Недостатка в добровольцах не было, и это потребовало довольно тщательного отбора всадников. Одним словом, служить в полку было делом престижным. Ингушский полк в дивизии был единственным, который на войну выступал со своим знаменем - с Георгиевским штандартом, заслуженным Ингушским конно-иррегулярным дивизионом за участие в войне 1877-1888гг. Все остальные полки до марта 1915 г., когда им были вручены простые полковые знамена (и ингушам в их числе), знамен не имели. Ингушский же полк в дополнение к полковому знамени вывозил в строй в качестве почетного знамени названный нами Георгиевский штандарт, как свидетельство доблести и отваги своих дедов и отцов.

dzick: В войну дивизия вступила в ноябре 1914 г. в составе 8 армии генерал-адъютанта Брусилова. До конца войны попеременно входила в состав 2,3 и 4 конных корпусов. Большую часть войны провела в 9-й армии генерала Лечицкого на Юго-Западном фронте и лишь несколько месяцев (зима 1916-1917 гг.) на Румынском фронте. Современники, и военные специалисты в первую очередь, давали очень высокую оценку боевым качествам полков "Дикой дивизии". Особенно выделялся ими факт 16 конных атак частей и подразделений дивизии только в одном 1916 году, кстати, самом насыщенном боевыми победами русской армии за всю войну, достигнутыми в основном войсками Юго-Западного фронта под командованием генерал-адъютанта Брусилова. В дни знаменитого летнего Брусиловского прорыва русской армии дивизия была придана в поддержку войскам 41-го армейского корпуса, находившегося в авангарде наступающих армий. Здесь 5-го июля 1916 г. всадники и офицеры Ингушского конного полка покрыли свои знамена неувядаемой славой. В этот день с раннего утра части корпуса прорвали оборону противника. Не взятым оставалось лишь упорно обороняемое немцами в центре фронта корпуса село Езержаны . В ходе двух атак на него не добились успеха и понесли большие потери полки Заамурской пехотной дивизии. После очередной неудачи этих полков командир 3 бригады кавказцев генерал-майор Гагарин бросил на село в неожиданную для противника атаку 4 сотни Ингушского конного полка. Цитирую изложение хода атаки по официальному приказу, изданному 25 июля 1916 г. : "Доблестные 1,2 и 3 сотни ингушей, пройдя на рысях посотенно цепи заамурцев, лихо развернулись в боевую лаву,- отмечено в приказе. - Уступами вправо и влево от шоссе под командою подполковника Абелова, имея в головном уступе 1-ю сотню штабс-ротмистра Баранова, в правом уступе сотню ротмистра Апарина, в левом - штабс-ротмистра Султана Бек-Борова, а за центром 4-ю сотню поручика Крым-Султана Базоркина, руководимый своим командиром полковником Мерчуле, полк со свойственной ему удалью кинулся в атаку под ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем германцев, отчаянно защищавших селение Езержаны… Порыв ингушей вызвал восторженное "Ура!" доблестных Заамурских полков, перешедших за ингушами в решительное наступление. Первою врубилась в передовые немецкие ряды и, переколов их пиками, ворвалась в Езержаны в 7 часов вечера ингушская сотня штабс-ротмистра Баранова, правее ее сотня ротмистра Апарина и за ними сотня поручика Базоркина. Сотня же штабс-ротмистра Бек-Борова бросилась на высоту, откуда противник поражал фланговым огнем нашу атакующую лаву и куда пытались спасаться отступающие из с. Езержаны немцы. Несмотря на упорное сопротивление немцев на каждом перекрестке улиц, во дворах и в домах, откуда их пришлось выбивать огнем и даже кинжалами, все же к 8-ми часам с помощью заамурцев село Езержаны было окончательно в наших руках. Лишь только вошли в село передовые цепи заамурцев, ингуши бросились преследовать немцев, отступивших из деревни к северу. Здесь была замечена вдали, взятая на передки, батарея орудий, на которую и налетели ингуши. Сопротивляющееся прикрытие батареи было частью перерублено и переколото. Прислуга, обрезав постромки, ускакала. Пять тяжелых 6-ти дюймовых, совершенно исправных орудий с угломерами и зрительной трубой и 20-тью зарядными ящиками было взято ингушами, кроме того, пленными 109 человек. Преследование разбитых германцев прекратилось с наступлением полной темноты. Пали смертью храбрых в лихой атаке командир сотни поручик Крым-Султан Базоркин и 19 всадников, скончалось от полученных ран еще 18 ингушей. Вечная память храбрым джигитам" - писал в своем приказе по дивизии генерал-лейтенант Дмитрий Багратион.

dzick: В результате этой блестящей атаки были разбиты считавшиеся отборными германскими частями 46-ой и 58-ой Прусские пехотные полки. Столь подробного внимания этот подвиг ингушских воинов заслуживает по всем канонам. Оценка и значение этой атаки ярко было изложено в приказе по 41-му армейскому корпусу и в сообщение Штаба Верховного Главнокомандующего изложено в №190 газеты "Русский инвалид" - официозе военного министерства России. Атака ингушей явилась, самым громким успехом не только "Дикой дивизии", но и одним из наиболее заметных дел русской кавалерии в этой войне. Здесь уместно вспомнить, что столь же широкую известность получила конная атака против батальона пехоты, совершенная Ингушским конным дивизионом в ноябре 1877 г. в Болгарии в период русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Тогда этот редкий пример успешной атаки кавалерии против пехоты стал предметом изучения военной науки и вошел в труды по тактико-оперативному использованию кавалерии против пехоты во встречном бою. Возвращаясь к основной теме, отметим, что история Ингушского конного полка весьма богата примерами личного мужества и отваги, верности присяге, долгу и боевому товариществу, понимание почти каждым всадником, что за его действиями стоит честь и репутация родной семьи, своей фамилии и целого народа. И в этом, прежде всего, непреходящая ценность жизни и подвигов этих людей, содержащие в себе большие потенциальные возможности не только для военно-патриотического воспитания, но и духовно-нравственного совершенствования современной молодежи. Даже первичное обращение к истории этого полка способно укрепить в этом убеждении. Только движимые подобными чувствами могли десятки простых ингушских парней за полтора - два года войны стать полными георгиевскими кавалерами и получить чин юнкера и офицерский чин прапорщика. Назовем по именам хотя бы некоторых из них. Это - Арчак Арчаков, Хаджи-Мурат и Мусса-Хаджи Местоевы, Хадис Аушев, Бота Гагиев, Мурат и Хаджи-Бекир Мальсаговы, Магомед Фаргиев, Батырбек Осканов, Хасултан Евлоев, Магомет Боголов, Асланбек Маматиев-геройски погибший летом 1916 г. в одном бою с кавалером золотого Георгиевского оружия штабс-ротмистром Султаном Бек-Боровым и многие другие всадники и офицеры Ингушского конного полка. В чин прапорщика был произведен и полковой мулла Товбот-Хаджи Горбаков: вполне заслуженно - за боевые заслуги. Не обязанный по положению ходить в атаки или отбивать неприятеля из окопов, он по доброй воле и вполне профессионально исполнял и первое и второе. Несколько боевых орденов и медалей, офицерский чин были заслужены им личной храбростью и отвагой. Согласитесь, что его пример убедительно опровергает бытующую в нашем народе поговорку: "Молла дер ма де - молла яхар де". Понятно, что имея такого духовного пастыря Ингушский полк являл собой не часто встречающийся случай весьма удачного дополнения боевой службы не формально воспринимаемой духовно-воспитательной работой среди личного состава. Отличительная особенность "Дикой дивизии" состояла также и в том, что она в числе немногих соединений и частей сохранила военный порядок и высокую боеспособность после февральской революции 1917 года. Именно поэтому 9 июля 1917 г. в дивизию пришла телеграмма от командующего Юго - Западным фронтом генерала Корнилова следующего содержания: " По случаю Священного праздника Курбан - Байрам передайте от меня боевой привет офицерам и всадникам вашей доблестной дивизии, покрывшей себя новой славой в боях у Калуша и Новица. Положение на фронте 11-й армии таково, что мне нужна там беззаветная доблесть, твердость в исполнении долга и несокрушимая мощь доблестных полков дивизии. Я твердо верю, что, забыв усталость, она (дивизия - авт.) двинется не ожидая конца праздников, в указанный ей район, чтобы помочь мне восстановить положение на фронте 11-й армии". Дивизия не обманула ожиданий генерала. Она внесла решающий вклад в дело устранения паники и начавшихся в г. Калуш диких погромов и грабежей отступавших войск, случившихся в результате позорного провала армии в ходе июньского наступления на фронте. Однако дивизия не позволила втянуть себя в политическую авантюру, связанную с корниловским мятежом августа-сентября 1917 г. Брошенная в числе корниловских войск на Петроград, она в последний момент отказалась от участия в непродуманных и дурно пахнувших политических маневрах верхов России и не запятнала своей чести кровью рабочих и солдат столицы. Причем ближе всех к Петрограду подошел Ингушский конный полк, шедший в авангарде дивизии и первым отказавшийся проливать кровь своих соотечественников. Командир Ингушского полка полковник А. Котиев, накануне сменивший полковника Мерчуле, не только не допустил расправы над матросской делегацией Петрограда, но и самолично водрузил на место красный флаг, сорванный на одной из станций. Так, закончилась фронтовая жизнь дивизии и Ингушского конного полка. Думаю, уместным будет здесь назвать, кроме отмеченных выше ингушских офицеров полка, также и имена других офицеров-ингушей, составивших его заслуженную боевую славу. Это - ротмистр Гуда Гудиев, поручики Дунда Добриев, Магомет Бекбузаров, Умат-Гирей Куриев, корнеты Измаил Бек-Боров, Дудар Добриев, Султан Долтмурзиев, Созырко Мальсагов , подпоручики Мусса Аушев, Кагерман Дудаев, Эльмурза Гулиев, Алисхан Плиев ( мой родной дед - авт.), прапорщик Бексултан Бекмурзиев, Магомет -Султан Дахкильгов, Арсануко Добриев (в полку служили офицерами 2 его сына и племянник - авт.), Беслан и Зураб Маршани и другие. Кавалерами самой почетной среди российских офицеров - Ордена Святого Георгия и золотого Георгиевского оружия стали ингуши - генералы Сосланбек Бекбузаров, Созырко Мальсагов, Эльберт Нальгиев, Тонта Укуров, полковник Асланбек Котиев, подполковник -артиллерист Касим Маматиев и другие. С проявлениями лучших национальных черт в тот период связаны не только имена мужчин, но и имена ингушских женщин. Позвольте привести в качестве примера прошение жительницы с. Барсуки Нати Котиевой (в девичестве Оскановой), направленной ею императорскому наместнику на Кавказе великому князю Николаю Николаевичу Романову в декабре 1915 г. "Ваше императорское высочество, - обращается она. - Сын мой штабс-ротмистр Осетинского конного дивизиона Зубаир Котиев 5-го мая сего года на Австрийском фронте геройски отдал жизнь свою за царя и Отечество. Геройская смерть старшего сына за столь великое дело в переживаемый родиной тяжелый момент побудила меня и последнего единственного сына своего Магомета Котиева благословить на великое дело, на борьбу с врагом. Горя желанием быть в рядах нашей славной армии и отомстить за смерть своего брата, он, Магомет, добровольно оставил службу учителя в Ордубадском высшем начальном училище и поступил в Тифлисское военное училище, дабы получить надлежащую военную подготовку и вступить в ряды воинов. Мое желание, посылая последнего сына, чтобы он, Магомет, был в той же 3-й Кавказской казачьей дивизии, где служил и покойный сын мой Зубаир…" Величие духа и нравственная глубина материнского и гражданского подвига этой простой ингушской женщины во всей полноте для меня раскрылись после того, как стало известно, что Зубаир не был ее родным сыном, а мстить за его гибель она отправляла своего единственного и неженатого сына. Аллах был милостив к этой великой женщине. Сын ее Магомет вернулся живым, продолжил общественно-политическую деятельность. Отторгнутый политическими катаклизмами от Родины, этот выдающийся человек до конца своей жизни боролся в эмиграции за судьбу своего народа, депортированного с Кавказа. После знакомства с этим негромким и забытым, к сожалению, подвигом ингушской женщины Нати Котиевой-Оскановой, меня много лет согревает мысль о том, что не может не иметь будущего народ, у которого были и есть такие женщины. Возвращаясь к Ингушскому конному полку, через службу в котором прошло не менее 2-х тысяч ингушей, хотелось бы отметить, что после прибытия осенью 1917 г. на родину, в период революционных катаклизмов, он стал надежным щитом, прикрывшим свой народ от многих кровавых бед. Его всадники и офицеры явились основой для многих отрядов и частей, принявших участие в гражданской войне. И в этом состоит его большая заслуга перед Ингушетией, Кавказом и Россией. Как и другие национальные полки, он прекратил свое существование в марте 1918 г., после установления Советской власти на Тереке. Амерхан Плиев, полковник Вооруженных Сил РФ

dzick: ДЗАРАХОХОВ Хаджи-Мурат Уариевич (1875, по др. данным - 1874, с. Зильги, ныне Северо-Осетинская АССР, - 10.8.1945, Дзауджикау, ныне Орджоникидзе), герой Гражданской войны. Член Коммунистической партии с 1917. Родился в крестьянской семье. В 1906 в поисках работы уехал за границу, жил в США (в том числе на Аляске), Мексике, работал чернорабочим, клепальщиком и шахтёром. В США стал членом Русского социалистического кружка. Вернувшись в Россию перед 1-й мировой войной, был мобилизован на фронт в конную дивизию. После Февральской революции 1917 заместитель председателя полкового комитета. В дни корниловщины, когда Кавказская "туземная" так называемая "Дикая дивизия" была двинута генералом Л.Г.Корниловым на революционный Петроград, Д. вместе с 350 всадниками этой дивизии перешёл на сторону революции. Сформировав отряд, Д. принял участие в Октябрьской революции; командуя батальоном Красной Гвардии, вёл бои в пригородах Петрограда; участвовал в пленении генерала П.Н.Краснова. С августа 1918 во главе кавказского конного отряда сражался против англо-американских интервентов в районе Архангельска. В августе 1920, будучи командиром отдельного кавалерийского дивизиона в составе 1-й Конной армии, участвовал в боях против белополяков. После окончания Гражданской войны вернулся в с. Зильги, работал в милиции. Награждён 2 орденами. Лит.: Жизнь Хаджи-Мурата Дзарахохова, рассказанная им самим, Л., 1936; Русанов И. К., Человек-легенда. Историко-революционный очерк о Хаджи-Мурате Дзарахохове, Орджоникидзе, 1967. ДЗАРАХОХОВ Хаджи Мурат (осетин - ?) – командир кавалерийского эскадрона в Двинской бригаде, которой командовал И.П.Уборевич. Работал в Америке на золотых приисках, изучил английский язык. В 1916 г. возвратился в Россию, был мобилизован в армию, попал служить в «Дикую» дивизию. В 1917 г. командовал эскадроном и двигался на Петроград. Весь эскадрон вместе со своим командиром был распропагандирован горцами Северного Кавказа и перешел на сторону большевиков.

туземецъ: dzick пишет: ДЗАРАХОХОВ Хаджи-Мурат Уариевич (1875, по др. данным - 1874, с. Зильги, ныне Северо-Осетинская АССР, - 10.8.1945, Дзауджикау, ныне Орджоникидзе), герой Гражданской войны. Член Коммунистической партии с 1917. Родился в крестьянской семье. В 1906 в поисках работы уехал за границу, жил в США (в том числе на Аляске), Мексике, работал чернорабочим, клепальщиком и шахтёром. В США стал членом Русского социалистического кружка. Вернувшись в Россию перед 1-й мировой войной, был мобилизован на фронт в конную дивизию. После Февральской революции 1917 заместитель председателя полкового комитета. В дни корниловщины, когда Кавказская "туземная" так называемая "Дикая дивизия" была двинута генералом Л.Г.Корниловым на революционный Петроград, Д. вместе с 350 всадниками этой дивизии перешёл на сторону революции. Сформировав отряд, Д. принял участие в Октябрьской революции; командуя батальоном Красной Гвардии, вёл бои в пригородах Петрограда; участвовал в пленении генерала П.Н.Краснова. С августа 1918 во главе кавказского конного отряда сражался против англо-американских интервентов в районе Архангельска. В августе 1920, будучи командиром отдельного кавалерийского дивизиона в составе 1-й Конной армии, участвовал в боях против белополяков. После окончания Гражданской войны вернулся в с. Зильги, работал в милиции. Награждён 2 орденами. Лит.: Жизнь Хаджи-Мурата Дзарахохова, рассказанная им самим, Л., 1936; Русанов И. К., Человек-легенда. Историко-революционный очерк о Хаджи-Мурате Дзарахохове, Орджоникидзе, 1967. ДЗАРАХОХОВ Хаджи Мурат (осетин - ?) – командир кавалерийского эскадрона в Двинской бригаде, которой командовал И.П.Уборевич. Работал в Америке на золотых приисках, изучил английский язык. В 1916 г. возвратился в Россию, был мобилизован в армию, попал служить в «Дикую» дивизию. В 1917 г. командовал эскадроном и двигался на Петроград. Весь эскадрон вместе со своим командиром был распропагандирован горцами Северного Кавказа и перешел на сторону большевиков. Это неверные данные сов.периода. В Туземной дивизии не было массового перехода всадников из полков на сторону большевиков.За исключением дивизионной пулеметной команды состоящей из матросни Балтфлота и являвшейся очагом большевизма в дивизии.

dzick: Спасибо за комментарий, но моей целью было разместить информацию о конкретном человеке со своей судьбой и своим прошлым, меня больше заинтересовало то, что будучи эмигрантом, в США стал членом Русского социалистического кружка (???) и вернувшись в Россию (???) попадает в состав императорской армии. После Февральской революции 1917 становится заместителем председателя полкового комитета.

dzick: Абаза Владимир Алексеевич*, 18 окт. 1895 в Париже. Морской корпус 1918 (ушел до выпуска). С мая 1917 доброволец в Кавказской Туземной конной дивизии. Во ВСЮР и Русской Армии. Мичман. Эвакуирован в дек.1919 - мар.1920. На май 1920 в Югославии. В эмиграции во Франции. Ум. 30 июля 1943 в Париже. Жена Наталия Николаевна*, дочь Ольга. /4-178; 177; 320; 399; 400/

Almazov_knjaz: Уважаемый, интересно, а как звать этого бравого офицера Туземной дивизии?

Nina: Господа, кому нибудь известно, о казаке Сарапулове Григории Антиповиче - охраннике Вел. Кн. Михаила Александровича Романова?

Nina: Господа, кто, что либо знает о казаке Сарапулов Григорий Антипович - охраннике Вел.кн. Михаила Александровича Романова?

Nina: Господа, кому нибудь известно, о казаке Сарапулове Григории Антиповиче - охраннике Вел. Кн. Михаила Александровича Романова?

Nina: Господа, кому нибудь известно, о казаке Сарапулове Григории Антиповиче - охраннике Вел. Кн. Михаила Александровича Романова?

Царский сатрап: Nina пишет: Господа, кому нибудь известно, о казаке Сарапулове Григории Антиповиче - охраннике Вел. Кн. Михаила Александровича Романова? Простите, а при чем тут "Дикая дивизия" ?

Nina: Потому, что он служил вместе с Михаилом в Дикой дивизии с 1914 года, и впоследствии куда бы не переводили Михаила он был рядом.

sempler: туземецъ пишет: Черкесский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма красная, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. Кабардинский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма красная, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. Татарский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма светло-синяя, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. 2й Дагестанский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма светло-синяя, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. Ингушский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма красная, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. Чеченский конный полк. 1916.21.1. Простой штандарт обр.1900. Кайма светло-синяя, шитье серебряное. Навершие обр.1857 (Арм.) высеребренное. Древко темно-зеленое с высеребренными желобками. Государственный герб. Штандарт был пожалован, но до полка, вероятно, не дошел, так как к октябрю 1916 года он еще не был изготовлен. Уважаемый Туземец! Хочется знать источник, приведенных выше, сведений по расцветке штандартов. Проведя поиск по инету, понял, что ваше сообщение, по времени, самое раннее. Остальные сайты видимо переписывали у вас. Как известно, на штандартах обр. 1900 года, для кавалерийских полков, цвет каймы соответствовал приборному сукну, но "Определитель" австрийского издания приводит расцветку погон Туземной дивизии: в Кабардинском и Ингушском полках - светло синие, в Дагестанском и Татарском полках - красные, Чеченском - желтые и Черкесском - черные. Это, практически, противоположно тому, что указано у вас. Где истина?

туземецъ: sempler пишет: но "Определитель" австрийского издания приводит расцветку погон Туземной дивизии: в Кабардинском и Ингушском полках - светло синие, в Дагестанском и Татарском полках - красные, Чеченском - желтые и Черкесском - черные. Это, практически, противоположно тому, что указано у вас. Где истина? Не хочу быть гуру,я думаю,что но у меня.Черные погоны были у матросов пулеметной команды балтфлота,но при этом нужно не забывать что в каждом полку дивизии были свои пулеметные команды,как например в Кабардинском конном.



полная версия страницы